суббота, 19 сентября 2015 г.

Девушка с характером: The Vagabond Prince Swan Princess.



Кому из нас не знакома "Сказка о царе Салтане"? Вольная, но от этого не менее прекрасная интерпретация народной сказки, написанная великим Пушкиным, стала одним из тех произведений, на четырёхстопном хорее которого выросло не одно поколение россиян, и которое лично у меня до сих пор вызывает теплые воспоминания о давно ушедшем времени беззаботного детства, когда книги состояли исключительно из бумажных страниц, а не пикселей и килобайтов. 

Аромат нишевой марки The Vagabond Prince, получивший название Swan Princess, посвящен одной из главных героинь этой сказки - принцессе Царевне-Лебедь. Образ девушки-птицы уходит корнями не только к стародавним русским временам, предания которых доносят до нас рассказы о лебединых девах - существах, наделенных особенной красотой, вещим характером, исключительной мудростью и невероятными способностями обольщения, его можно встретить и в  немецком эпосе под именем schwanenjungfrauen - валькирий, принимающих облик лебедей, но при этом имеющих привычку скидывать с себя перья.

Для ароматической визуализации сказочного образа создатели The Vagabond Prince Елена и Зоран Кнежевичи обратились к своему старому знакомому - Бертрану Дюшафору, автору пилотного аромата марки - триумфального Enchanted Forest. На этот раз, для оформления упаковки композиции была выбрана пермогорская роспись, чей стиль просто идеально соответствовал выбранной тематике, в результате чего сине-фиолетовые, с серебристой каемкой завитки опоясали молочно-белую, похожую на фарфор поверхность флакона, ложащегося приятной тяжестью в руку.

Swan Princess открывается мощным альдегидным занавесом, окутывающим плотным сливочным туманом белоцветочных нот, который на какое-то время выключает чувство пространства, создавая ощущение безнадежно запотевших автомобильных стекол в непрогретом автомобиле. Но, вопреки ожиданиям, дымка быстро расступается под напором нежной и немного сладковатой ирисовой пудровости, согревающей невесомым теплом лебяжьего пухового платка, после чего  картина мира наполняется игрой света и тени, постепенно превращаясь из черно-белой в цветную. 

Еще немного - и вы погружаетесь в мир неги и абсолютной женственности, наслаждаясь пудровым фиалковым сорбетом и нежным величественным спокойствием гардении. Прозрачная, чуть меланхоличная невинность ландышевой свежести журчит прохладой лесного ручья, шелковая бархатистость упругих бутонов роз распускается багряной полосой заката, обезоруживающая роскошь пионов блистает волшебным театром, в котором есть только одна главная героиня, плещущая лебедиными крыльями, чтобы в одно мгновение сбросить свои одежды и засиять сказочной ослепительной красотой, перед которой меркнет блеск солнца и тускнеет магическое мерцание звезд. 

Середина и финальная часть аромата красноречиво говорят том, что Дюшафор все-таки не смог удержаться от соблазна вписать свою любимую древесную тему даже туда, где по всем признакам ее не должно было быть. Акцентированность сандала и ветивера в цветочном царстве выглядит необычно и наделяет Swan Princess в определенный момент такой твердостью характера, что хочется привести слова из все той же Сказки и царе Салтане: "жена не рукавица, с белой ручки не стряхнешь и за пояс не заткнешь". Впрочем, в этом и есть особенность стиля великого Бертрана, принесшая ему мировую известность и наделяющего его ароматы самобытностью. 

Интересная и нестандартная работа, и хотя мощный древесный фон может насторожить любителей классических альдегидно-цветочных ароматов, вполне допускаю, что кому-то как раз и не хватало такого пассажа до сегодняшнего момента.

Комментариев нет: