четверг, 14 марта 2013 г.

Отцы и дети: Parfums de Marly Shagya.

Я иногда скучаю по тем временам, когда за год появлялось 50-70 новых ароматов. Что ни говори, а за каждым из них стояла история и образ, порой, совсем не выдуманные. Каждый новый парфюм намертво впечатывался в память и походил на хорошую, залпом прочитанную книгу, а не на невнятный олигофренический набор звуков, как это происходит сейчас в большинстве случаев. Это было время, когда про мужчину, пользовавшегося диоровским или ивсенлорановским ароматом невозможно было сказать "ну, ниче так", ведь уровень исполнения дизайнерских композиций несколько десятков лет назад легко дотягивал до сегодняшней ниши приличного уровня.

Parfums de Marly Shagya стал тем телепортом, который отправил меня назад в 80-е. Настоящий, шикарный мужской парфюм, которым хочется пользоваться и про который никто не спросит с гламурной расстановочкой интонаций: "А это у вас унисекс?". Не унисекс, но при этом чисто выбрит и не имеет привычки сидеть на корточках возле подъезда. Дорогой и благородный, как тот арабский скакун, кровь которого течет в жилах элитной породы скаковых лошадей, появившейся в Венгрии в середине 18 века и носящей имя своего прародителя - Shagya.

Этот аромат фактурен, как Джеймс Бонд в исполнении Дэниэла Крейга, и далек от той чопорности, которую обычно приписывают жителям островов по ту сторону Ла Манша. А еще он идеально соответствует ставшему уже более чем известным и очень уважаемым понятию british style, которое является не просто синонимом, но воистину воплощением утонченного вкуса и безупречного и, опять же, абсолютно негламурного стиля.

Логическая ось, вокруг которого построена вселенная Shagya, на мой взгляд, покоится на трех древесных китах: ветивере, кедре и гаяке. Эта троица управляет всем остальным миром, задавая ритм колебаний, создавая одновременно абсолютно роскошную базу, в которой слышны оттенки бергамота и герани. Мне показалось, что за театром действий этого произведения угадывается громада великого YSL Kouros, чье влияние на развитие парфюмерной мысли велико и недосягаемо для большинства. Однако, эти ароматы бессмысленно сравнивать, пытаясь определить, на чьей стороне лидерство и лавры первопроходца. Мне больше по душе параллель родственных уз, когда сын, унаследовав некоторые черты своего успешного отца, выбирает свой, не менее успешный и интересный путь.

 Shagya - это выдающийся пример настоящей селекции, выполненной чуткими руками и носом мастера, который задумал создать новую генерацию, в которой бы читались черты ее предков. Также, как и знаменитая порода лошадей, давшая название этой композиции, она являет собой очередную ветвь бесконечной эволюции, не позволяющую угасать пламени, которое однажды озарило собой самые потаенные уголки человеческих душ, навсегда поселив в них радость наслаждения прекрасным ароматом. 

Эта работа необычайно обрадовала меня своим появлением, успокоив и развеяв сомнения в том, что некогда великие парфюмерные открытия постепенно передаются забвению. Приятно, чертовски приятно.

Комментариев нет: