вторник, 29 августа 2017 г.

Two for the Price of One: Affinessence Patchouli - Oud.



Я неоднократно писал, что люблю запах пачули, хотя очевидная непопулярность духов с его акцентированной нотой среди российских покупателей может вызвать у кого-то определённые сомнения в стройности моего вкуса. Ни в коей мере не претендуя на утончённость, мне, тем не менее, искренне кажется странным факт такого отношения к аромату этого замечательного растения, прибывшему в Европу в 17-м веке, ведь его благоухание во многом перекликается с истинно русским бытом ещё не столь давнего прошлого, а иногда и самого что ни есть настоящего.

Пачули пахнет смесью влажной прохладной сырой земли и старых, чуть тронутых белесым налётом плесени досок. Чтобы получить эти ощущения, достаточно спустится в погреб деревенского дома, иногда ласково называемый ямкой, и тогда, открыв тяжелую, врытую вровень с землёй деревянную крышку с покрытыми ржавчиной натруженными петлями, вы окажетесь в волшебном, похожем на сказочное подземное жилище, тишину и покой которого нарушает только скрип старой приставной лестницы, спускающейся на несколько метров вниз. Ряды стеклянных банок с огурцами и помидорами, внушительных размеров кадка с квашеной капустой, россыпь картошки и пара вёдер крупной мясистой моркови - весь этот непохожий на традиционный фламандский натюрморт и не претендующий на музейную эстетику интерьер, спрятанный от посторонних глаз, любопытства солнечных лучей и пахнущий сказками про леших и домовых, окружает вас неповторимой магией, которую невозможно воспроизвести даже самыми продвинутыми технологиями и 3-D принтерами. И в этом контексте практически полное равнодушие россиян к классической интерпретации пачули в парфюмерии действительно является загадкой.

Надо отметить, что наличие этого ингредиента в пирамиде не всегда вызывает описанные выше ассоциации. Очень часто его альянс с другими нотами, реализованный в современной стилистике, приводит эффекту, в котором присутствие запаха холодного, прошитого паутиной корней перегноя приходится, скорее, домысливать, чем ощущать. Однако, взамен мы получаем сочную объемную и очень привлекательную некарамельную сладковатость, которая сегодня становится основным лейтмотивом в современных шипрах и наиболее насыщенных представителях древесного направления. По сути, это совершенно другой взгляд на привычную трактовку, отличающийся от традиционного также, как лесная земляника от садовой клубники, но не оставляющий ровным счётом никаких сомнений в генетическом родстве обеих.

Одним из первых ароматов, в котором мне довелось наблюдать такую трансформацию, был Serge Lutens Chypre Rouge, покоривший мое воображение, как и многие другие работы Великого Магистра и впоследствии, к глубочайшему сожалению , перекочевавший из экспортной линейки в гораздо менее доступную бутиковую. Его отмеченный временем винный шлейф, пропитанный запахом старых бочек и глубоких подвалов обладал замечательным свойством не только одаривать своего обладателя гаммой изысканных ощущений, но и наделял способностью абсолютно спокойно переносить невольное соседство с теми, чьи вкусы находились в плоскости тошнотворного парфюмерного безумия, парализуя их волю и лишая дара речи.

Но, к счастью, иногда хорошие винтажи случаются снова, заставляя винных критиков щедро раздавать высокие баллы, а ценителей этого прекрасного напитка загружать в свои закрома ящики того, что через несколько лет прибавит в цене лишнюю сотню процентов. Я в очередной раз вспомнил об этом, когда мне посчастливилось попробовать аромат Patchouli - Oud от французского бренда Affinessence, после чего желание обладать им переросло в разряд безусловных, а его шлейф рассказал, что несмотря на очевидное различие почерка создателей, с Chypre Rouge их роднит очень многое.



Великие вина бароло и барбареско являются кровными родственниками, ведь в их жилах течёт виноград сорта неббиоло, но в силу разности пусть и соседствующих между собой терруаров, судьба наделила их совершенно отличными друг от друга характерами. Вот и Patchouli-Oud настолько же близок к упомянутому выше творению Serge Lutens, насколько и непохож на него, в чем я нахожу особую прелесть, учитывая изящество и мастерство с какими сделан этот релиз.

Этот аромат не подойдёт сомневающимся натурам, его удел дарить наслаждение тем, кто любит полновесную выразительность и не боится в поисках земных наслаждений опустошить бутылку до дна. Мощный, насыщенный множеством нюансов, говорящих о недюжинном потенциале и при этом абсолютно уравновешенный и спокойный, полный медитативного достоинства и излучающий глубинное зрелое тепло. Его самодостаточность являет собой плод союза двух великих ольфакторных богов - пачули и уда, ставших основой его уникального генотипа, который позволил приблизиться к совершенству, не растеряв по пути сил и не утратив способности говорить. 

Главным отличием композиции Affinessence от лютансовского Chypre Rouge является его нежелание вести беседу на повышенных тонах и насаждать свои правила игры, причём нужно понять, что я не подразумеваю под этим очевидную слабость характера. В противовес своему старшему собрату Patchouli-Oud предпочитает властвовать, искусно маскируя железную хватку под мягким кашемировым футляром и хитросплетениями нот ветивера и ладана, заметно смягчаясь к базе и меняя броскую полнотелость середины на уютное, практически кремовое послевкусие. 

Баланс пачули и уда в этой композиции выстроен очень здорово, и хотя первый ингредиент старается чаще и ярче заявлять о своём присутствии, его партнёр легко и непринуждённо парирует всякие выпады, превращая потенциальное поле соперничества в красивый танец двух мастеров, об уровне которых можно судить по идеально округлым переходам внутри шлейфа. 

Я безоговорочно рекомендую эту работу всем любителям пачули, а также тем, кто хотел бы приобрести удовый аромат вне выраженного восточного контекста. Здесь налицо европейская эстетика, которая бережно рассматривает и препарирует чужие традиции, не нарушая их уклада и обогащая своим видением. Пять баллов и ленинская стипендия.

четверг, 24 августа 2017 г.

Есть ли свет в конце тоннеля, или Что происходит с нишевой парфюмерией.



Ситуация на рынке нишевой парфюмерии сейчас очень сильно напоминает то, что происходило в рок-музыке в середине 80-х прошлого века, когда после фантастических 60-х и 70-х, взорвавших общественное сознание лавиной шедевров, неожиданно наступил провал, а некогда полноводная и бурлящая река музыкальных идей обмелела до маленького ручейка. Причины таких перемен могут быть самыми разными - от смены поколений, а значит и приоритетов, влияющих на появление или, наоборот, отказ от того или иного продукта, услуги или тренда, до глобальной трансформации идей и настроений, охватывающих общество и вызывающих структурные перестройки в мыслях и желаниях активной прослойки населения планеты. Однако, главным источником таких событий, на мой взгляд, являются все-таки факторы экономического характера, сопровождающих каждый бизнес-процесс. Вовлечение искусства в рыночные отношения было известно с незапамятных времён и способствовало не только его развитию, но и ангажированности, что, в свою очередь, очень часто приводило к уходу в мейнстрим, ведь только очень немногие способны находить и поддерживать тонкий баланс между созиданием и потреблением.

Рождение и расцвет нишевой парфюмерии происходило параллельно и в противовес с коммерциализацией и деградацией дизайнерских и прочих духов, превращавшихся в бессловесных и постепенно теряющих лицо заложников продаж. Захват рынка парфюмерными сетями спровоцировал потребность в свежем подходе, когда аромат становился гораздо менее важным, чем его упаковка, бренд или рекламная компания. Именно эти реперные точки, а не сама начинка стали на 90% определять успешность нового релиза, люди хотели покупать мечту, которую видели на экране, желая приобщиться к определённому стилю жизни, тогда как сам запах отошёл на второй план. Во все ускоряющемся мире хорошие и по-настоящему запоминающиеся работы теряли востребованность уже через год-два после выпуска, заставляя производителей снимать их с производства в угоду тому, что просто делало кассу.

Можно сколь угодно долго спорить и возражать, что, дескать, реклама и раньше была двигателем торговли, а красивая упаковка нужна, поскольку по одёжке встречают. Все так, но факт остаётся фактом: раньше практически за каждым вторым ароматом стояла не только концепция, но и блистательная реализация, которая оставалась в памяти навсегда. Мне нет необходимости вспоминать Lancôme Magie Noire, Dior Fahrenheit и Ferre by Ferre, ведь они прочно заняли место в моей памяти, а вот более новые Lancôme La Vie est Belle, Dior Homme Sport или Ferre In the Mood for Love я не отличу от десятков других, даже если очень сильно напрягу своё воображение.

Но вернёмся к нишевой парфюмерии. Ее выход на сцену стал своего рода протестом против насаждаемых торговыми сетями и парфюмерными гигантами порядков, не оставлявших места творчеству и мыслям о прекрасном (и правда, кого может заинтересовать пусть даже и гениальная композиция, которую потенциально можно продать в количестве нескольких штук, да и то при наличии грамотного консультанта, обладающего навыками перевода с непонятного для большинства языка нот и аккордов). Первая волна селективных ароматов как будто впитала в себя все накопившееся и не рассказанное за много лет молчания, прорвав плотину зашоренности, сломав стандарты и открыв путь к новому познанию. Это был своего рода парфюмерный Реннесанс, когда за шлейфами вновь появились образы, а пазл ингредиентов ожил, превратившись из скучных статических клише в иносказательную череду метафор.

Справедливости ради стоит отметить, что среди тех, кто занимается творчеством, есть немало простых ремесленников, которым не чужд труд и усердие, но способности оставляют желать лучшего, и ароматная индустрия в этом контексте совсем не исключение. Парадокс нишевого сегмента состоял в том, что он открыл доступ в индустрию в том числе и тем, кто в былые времена, в силу отсутствия способностей, не смог бы даже попасть на порог, не говоря уже о допуске к самому процессу создания, ведь производители по финансовым соображениям не могли доверить работу троечникам. Появление селективной парфюмерии, как революция 1917 года, предложило каждому желающему стать не просто рабочим или крестьянином, но, как минимум, министром, а законы естественного отбора зачастую вставали на сторону тех, кто проявлял большую деловую хватку. Как результат, выдающиеся духи на полках могли соседствовать с откровенно бесцветными, прикрывающимися замысловатой легендой и обёрнутыми в красивые фантики пустышками.

Расцвет ниши повлёк за собой, как эффект домино, открытие множества маленьких уютных магазинов, за дверями которых, на лишенных лоска полках теснились горки ольфакторных сокровищ, а консультанты, зачастую являющиеся и хозяевами, с увлечением обращали всех новоприбывших в свою веру. Такое миссионерство достаточно быстро принесло свои плоды, неуклонно увеличивая число адептов, а процесс просветительства постепенно охватил самые прогрессивные слои покупателей, среди которых, естественно, было немало представителей богемы, а они, в свою очередь, будучи желанными гостями на различных тусовках, стали невольными носителями нового знания, поспособствовав выходу нишевой парфюмерии в свет. Из рупора передовых ольфакторных идей ниша постепенно начала превращаться в модное явление. Ей начали посвящать статьи в периодических изданиях, её обсуждали в кулуарах закрытых тусовок, а знание имен Фредерика Малля и Сержа Лютанса превратилось в правило хорошего тона и свидетельство продвинутости, а еще недавно считавшееся неоднозначным слово унисекс перестало олицетворять нетрадиционную ориентацию, превратившись в характеристику прочного союза двух любящих душ противоположного пола, страждущих не только умереть в один день, но и пользоваться одним парфюмом.

Нарастающая популярность, а, главное, эксклюзивность селективных ароматов явились идеальной почвой для того, чтобы это направление попало в поле зрения занимающихся сегментом luxury. Отделы, продающие нишевые духи, появились в лондонском Harrod’s, московском ЦУМе и других «золотых» островках мировых столиц, а таким старожилам душистого бизнеса, как Dior и Chanel пришлось срочно ваять собственные эксклюзивные линейки, дабы не ударить в грязь лицом на фоне ценников на продукцию большинства новоявленных членов элитного клуба.

Заступив на эту территорию, нишевые бренды, волей-неволей были вынуждены соблюдать принятые там правила игры, а именно: упаковка должна быть богатой или, хотя бы, необычной, а продукт вкусным, как фуа-гра и искрящимся, как шампанское, при этом все должно быть понятным с первого вдоха. Никаких сложных трактатов, требующих определённых познаний в разных областях и никаких заумных пассажей а-ля Гарбарек или Кафка данный сегмент покупателей не просил, предпочитая более очевидные знаки отличия. Женщины хотели пахнуть загадочно, но обязательно сексуально, а мужчины предпочитали избегать банальности, оставляя за собой все привычные атрибуты надежности и обеспеченности.  Рынок подмял под себя всех несогласных, заставив некогда по-настоящему интересных производителей переключаться на откровенный мейнстрим, ну а перед теми, кто не желал прогибаться под изменчивый мир, просто опускали шлагбаума.

Золотая лихорадка на нишевом Клондайке фронте как магнитом притягивала огромное количество дельцов, а число марок стало расти как на дрожжах. Ежегодная парфюмерная выставка в Каннах просто перестала справляться с наплывом появляющихся как грибы брендов, зато тонко чувствующие направление ветра итальянцы подсуетились с аж двумя новыми площадками во Флоренции и Милане, обойдя на повороте некогда задававших тон французов и приютив у себя практически всех, кто объявлял себя создателем эксклюзивных ароматов. Из сферы высокого искусства ниша плавно становилась полноправным участником торгового бизнеса, где навыки зарабатывать ценились на порядок выше умения делать по-настоящему хорошие композиции. Правда, все еще оставались те, кто продолжал идти против течения, но это были настоящие стоики или просто гении, работающие на весьма узкую, продвинутую и благодарную аудиторию. Они не могли похвастаться миллионными продажами, но составляли тот костяк, благодаря которому нишевая парфюмерия ещё могла называться таковой. 

Сегодняшнее стремление удержаться на плаву во все нарастающем потоке мейнстрима заставляет владельцев и идеологов многих нишевых марок пересмотреть свою стратегию развития. Приходится с сожалением констатировать, что смещение вектора в угоду потребительским вкусам и уход от оригинальности становится настоящим трендом, что, с одной стороны, привлекает в ряды селективов бывших потребителей дизайнерского люкса, а с другой порождает разочарование в глазах настоящих ценителей. Надо признать: действительно интересных работ стало очень мало, и дело совсем не в дефиците идей и недостатке талантливых парфюмеров. Коммерческий фактор становится основополагающим, а магазины вынуждены выставлять на полках, в первую очередь, то, что продаётся и приносит выручку. Мне кажется, что пора вводить в обиход новую категорию парфюмерии - улучшенный люкс или пастеризованная ниша, ведь так будет намного честнее и понятнее. 

Маловероятно, что в ближайшие годы нас ждут какие-то волшебные перемены к лучшему. Безусловно, без приятных и ярких открытий мы не останемся и, например, появление таких брендов, как Dusita тому яркое подтверждение, но в повторение времён, когда мозг разрывался между магическим реализмом Serge Lutens, средневековым величием Lorenzo Villoresi и обезоруживающим откровением Mona di Orio я лично пока не верю. С другой стороны, сейчас у каждого есть время спокойно оглянуться назад и проверить, не пропустил ли он что-то во время своего ольфакторного путешествия, когда далеко не все падающие водопадом звезды удавалось поймать в ладони. Ну а я обещаю продолжать быть вашим гидом и держать в курсе всего значительного, что происходит в прекрасном парфюмерном мире.

четверг, 17 августа 2017 г.

Weekend Flash Sale, или Последняя летняя распродажа выходного дня.



Говорят, что август в России - это уже не лето, тем не менее, погода в последние дни радует своим теплом и ясным небом, а значит многие из вас отправятся в эти выходные за город, чтобы насладиться прекрасными солнечными днями. Ну а я в свою очередь, предлагаю вам дополнительную 10% скидку на все товары, представленные в разделе Спецпредложение на сайте!

Это заманчивое предложение будет действовать только до 12-00 Мск 22/08/2017 т.е. вторника. Заказы можно оформлять прямо на сайте, либо отправлять на мою почту aromacasa@gmail.com или скидывать в WhatsApp на номер +79122414383. 

И еще один приятный сюрприз: все заказы свыше 10 000 руб будут отправлены бесплатно!

В тексте заявки обязательно указывайте код FLASH08.

среда, 16 августа 2017 г.

Там, где раньше был цветущий сад: Amouage Myths.



О шипрах написано и сказано немало, и нужно признать они того заслуживают. Это семейство ароматов стоит особняком в иерархической лестнице и, подобно старому аристократическому роду, гордо несет свой фамильный герб, в центре которого красуется изображение Франсуа Коти. К шипрам можно относиться по-разному, а можно даже и не любить, обладая при этом отменным чувством прекрасного, но единственное, что у вас не получится сделать, так это пройти мимо и не заметить их величественного шлейфа.

Сегодняшнее поколение шипров в основной своей массе исповедует подход, который, в своё время, был спровоцирован ограничениями IFRA, когда вместо дубового мха в структуре ароматов стали использовать пачули, а бергамот заменять на прочие, пусть и не менее славные цитрусовые. Такая трансформация была встречена публикой неоднозначно, с одной стороны, получая ворох критики со стороны приверженцев старой школы, а с другой привлекая в свои ряды новых адептов, которые до этого момента на шипры не обращали внимания в принципе. Amouage Myths в этом плане нельзя отнести к когорте второй волны, он сделан и собран по образу и подобию парфюмерии раннего поколения, однако, существенно отходит от славных традиций, которые были в ходу в начале и середине прошлого века.

Начну с того, что это не тот, привычный для многих амуажевский почерк, за который данный бренд горячо любим на Ближнем Востоке и в России. Здесь нет влажного дыхания, струящегося перегретым воздухом или мощного бальзамического сопрано, способного вывернуть душу наизнанку. Кредо Myths лежит совершенно в другой плоскости, которая может заставить скривиться от недоумения обладательниц силиконовых губ, резонно ожидавших от любимого, в плане ценовой категории бренда чего-то подобающе выпирающего, пусть даже и не очень отягощенного мыслями о вечном. Хотя по поводу по-настоящему высокого искусства вопросы здесь есть и у меня.

На мой взгляд, Myths попал в непростую ситуацию, застряв где-то во льдах посередине Ледовитого океана и рискуя повторить судьбу ледокола «Челюскин». Его сидящий очень близко к коже шлейф вызывает, как минимум, недоумение, а отсутствие изюминки, спасающей даже самого безнадежного кондитера, превращает попытку разложить классический шипровый пасьянс в неловкое старообрядческое одеяние. Желание разыграть не очень популярную и весьма сложную в обращении гвоздичную карту, которая при умелом обращении делает блистательный страйк а-ля Aedes de Venustas Oeillet Bengale, Lorenzo Villoresi Garofano или Serge Lutens Vitriol d’Oeillet, наталкивается на объективное непонимание сложного предмета, что, в результате, сводит на нет интересный замысел. 

А задумка, надо сказать, была действительно неплоха, ведь выстраивание шипровой композиции вокруг гвоздичного акцента можно вполне назвать многообещающей находкой, а присутствие холодной пряности хризантем и цветочной бескомпромиссности нарцисса переводило успешное решение этой задачи практически в категорию кандидатской на получение Нобелевской премии. Но, к сожалению, чуда не случилось, и по факту мы видим всего лишь очень неплохо сваянную классику, которая играет на подстриженном газоне в окружении дремучего леса. И это, на мой взгляд, вносит серьёзную дисгармонию между идеей и реализацией. 

Реалистичная зелень здесь, с течением времени, становится все больше похожей на увядающую кинодиву, пытающуюся играть с той же страстью, что и несколько десятков лет назад, однако, блеск в глазах уже не тот, попытка пробежаться в туфлях на высоких шпильках оборачивается вывернутой лодыжкой и приступом остеохондроза, а многообещающий шлейф дубового мха ведёт не в заповедные места с лешими и лесными дивами, а в местную лесопарковую зону с высохшим от соседства с бетонным автобаном болота. Главная проблема Мифов – отсутствие объемности и очевидная сухость, что вызывает ощущение картины, написанной фломастерами, а не масляными или акварельными красками. 

Любителям классических шипров эта работа вряд ли расскажет что-то новое, а тем, кто ещё с ними не сталкивался, можно порекомендовать найти что-то более бюджетное и уж точно более интересное - Teo Cabanel Oha или Theo Fennell Scent  дадут вам на порядок больше впечатлений, чем амуажевский релиз. Хотя, попробовать Myths в объёме небольшого отливанта все же стоит, чтобы составить своё собственное мнение на этот счёт, тем более, что в целом количество положительных отзывов об этом аромате даёт основание для продолжения дискуссии.

вторник, 8 августа 2017 г.

Тариф Эконом - 2, или Предзаказная распродажа L'Artisan Parfumeur.


Сегодня я хочу расширить свое предложение по возможности оформить предзаказ на парфюмерию в обмен на приобретение желанных ароматов по чрезвычайно привлекательным ценам. Вы, наверное, помните о том, что в июле я анонсировал оформление предзаказов на Annick Goutal и сегодня хочу сказать, что решил не ограничивать его 2-х недельным сроком, а значит каждый желающий по-прежнему может отправить мне заявку и получить любой аромат из списка по указанной в посте цене.

Но это еще не все и теперь к Annick Goutal присоединяется внушительный ассортимент ароматов одного из самых заслуженных нишевыx брендов L'Artisan Parfumeur. также, как и Annick Goutal их можно приобрести по предварительному заказу и частичной предоплате, получив взамен отличный ценник. Дистрибьюция этой марки в России сейчас  находится в процессе изменения, а значит есть пусть и не бесконечная, но все же прекрасная возможность сэкономить. Итак, список.

Caligna edp 50 - 3450 руб
              edp 100 - 4750 руб
Fou d'Absinthe edp 50 - 3850 руб
                          edp 100 - 4750 руб
Mure et Musc Extreme edp 50 - 3450 руб
                                      edp 100 - 4750 руб 
Mure et Musc edt 50 - 3350 руб
                        edt 100 - 4350 руб
Nuit de Tubereuse edp 50 - 3750 руб
                              edp 100 - 4350 руб
Onde Sensuelle edp 50 - 3950 руб
                          edp 125 - 6450 руб
Al Oudh edp 100 - 4350 руб
Amour Nocturne edp 125 - 7950 руб
Batucada edt 50 - 3450 руб
                edt 100 - 4150 руб
Coeur de Vetiver Sacre edt 50 -  3350 руб
                                      edt 100 - 4750 руб
Drole de Rose edt 100 - 4850 руб
Dzongkha edt 100 - 4850 руб
Haute Voltige edp 125 - 7450 руб
La Chasse aux Papillons edt 100 - 5950 руб
La Haie Fleurie edt 100 - 8950 руб
L'Eau  d'Ambre Extreme edp 50 -  3400 руб
                                         edp 100 - 4100 руб
L'Eau d'Ambre edt 50 - 3450 руб
L'Eau de Yatamansi edt 250 - 6950 руб
L'Eau de l'Artisan edt 50 - 3750 руб
                               edt 100 - 3950 руб
L'Ete en Douce edt 50 - 3450 руб
                          edt 100 - 4350 руб
Mon Numero 9 edc 100 - 4850 руб
Navegar edt 100 - 6950 руб
Patchouli Patch edt 50 - 3150 руб
                          edt 100 - 3850 руб
Piment Brulant edt 50 - 3450 руб
                          edt 100 - 4350 руб
Poivre Piquant edt 100 - 4250 руб
Premier Figuier Extreme edp 100 - 4750 руб
Premier Figuier edt 50 - 3150 руб
                           edt 100 - 4150 руб
Rappelle-Toi edp 50 - 3750 руб 
                     edp 125 - 6950 руб 
Rose Privee edp 100 - 5750 руб
Safran Troublant edt 100 - 3750 руб
Seville  a l'Aube edp 100 - 4750 руб
Skin on Skin edp 125 - 6950 руб
The Pour un Ete edt 50 - 3650 руб
                           edt 100 - 4650 руб
Timbuktu edt 50 - 3950 руб
Traversee du Bosphore edp 50 - 4350 руб 
                                     edp 100 - 5450 руб 
 Vanille Absolument edp 50 - 3350 руб
                                  edp 100 - 3950 руб
Voleur de Rose edt 50 - 3550 руб
                             edt 100 - 4450 руб

Заказы и оплата будут приниматься каждую неделю до 14-00 Мск четверга,  отправка  заказов, соответственно, через 8-12 дней. Предоплата в размере 50%, заявки отправлять на мою почту aromacasa@gmail.com, либо пишите в WhatsApp - +79122414383. Доставка платная, Почтой России - 350 руб, EMS - в зависимости от пункта назначения, при единовременном заказе от 2-х флаконов доставка за мой счет (можно объединять заказы Annick Goutal и L'Artisan).

Обращаю ваше внимание, что несмотря на свою внушительность количество предлагаемых ароматов по таким ценам медленно, но верно уменьшается, при этом цены находятся в плавающем режиме и повышаются при уменьшении стока товара. Я буду следить за ситуацией и вносить корректировки.




среда, 2 августа 2017 г.

Выстрел: Serge Lutens Bapteme du Feu.



Воспоминания детства и юности - это, пожалуй, самые яркие флэшбэки, посещающие нас и вспыхивающие фотографиями ушедших лет, чтобы осветить повседневную жизнь взрослого и умудрённого опытом человека неожиданными и, казалось бы, давно растворившимися в воздухе времени образами . Они подобны радуге, расцветающей на небосклоне после тёплого летнего дождя и соединяющей радость прошлого с прелестью настоящего и волнующим ожиданием будущего.

По словам своего создателя, аромат Serge Lutens Bapteme du Feu родился как раз под вдохновением юношеских воспоминаний о ярких и шумных карнавалах на севере Франции, где проходили молодые годы великого маэстро. Возможно, запах имбирных пряников, продававшихся на ярмарках и оружейного пороха на местных стрельбищах настолько сильно отпечатались в памяти юного Сержа, что, однажды, он решил посвятить этому полновесный ароматный опус, хотя может быть это был просто соблазн перенестись в далёкие и безвозвратно ушедшие беззаботные времена.

Надо сказать, что несколько лет назад имбирное печенье уже отметилось лейтмотивом в ещё одном релизе марки под названием Five o Clock au Gingembre. Тогда эта работа вызвала много разговоров, а её достаточно мейнстримовский характер, с одной стороны, увеличил количество поклонников бренда, а с другой сигнализировал о грядущих изменениях в нишевом сегменте, хотя в тот момент мало кто предполагал, что компромисс, на который придётся идти создателям нишевой парфюмерии при выборе между чистым искусством и деньгами покупателей уже не за горами.

Итак, спустя 8 лет аппетитный имбирный пряник опять стал объектом ольфакторного исследования Serge Lutens, однако, на этот раз в паре с уже проверенным и надёжным покорителем человеческого обоняния выступил другой ингредиент, чьё использование в парфюмерии последние пару-тройку лет только набирает обороты. Запах пороха если и не входит в число самых популярных отдушек, то уж точно всегда привлекает внимание, если его название фигурирует в составе ароматической пирамиды. Успешное выступление этого компонента на сцене подтверждено вполне конкретными зрительскими симпатиями и сборами, взять, например, абсолютно новаторский и совершенно потрясающий Beaufort Tonnere, в котором он сыграл отнюдь не последнюю роль. 

Bapteme du Feu демонстрирует, что маэстро не утратил любовь к парадоксам и неожиданным вкусовым сочетаниям, а его напарник Christopher Sheldrake по-прежнему остается мастером исполнения нестандартных задач. Пряничная аппетитность, которой предшествует горьковатый мандариновый аперитив плотно обёрнута листьями зелёных нот и приправлена сладкой карамельной тягучестью бобов тонка, растертых на свежеспиленной кедровой доске. Насколько это съедобно судить не берусь, но необычные ощущения постепенно овладевают вашим внимание, а пёстрый набор ингредиентов довольно быстро начинает восприниматься как единое целое. 

У этого аромата есть ещё одна интересная особенность, которую можно охарактеризовать термином внутреннее тепло. Оно исходит откуда-то изнутри, словно разогревая рецепторы запахом горячего металла и пороха, создавая интересное, почти физическое ощущение шлейфа и переводя восприятие из ольфакторного в тактильное. И на этом фоне самым удивительным образом появляется вполне осязаемый и заметный амброксановый акцент, растекающийся обезоруживающей обоняние дымовой завесой, за которой скрывается импрессионистская палитра мускусных и цветочных нот. 

Bapteme du Feu - это не просто крещение огнём, скорее, его можно назвать сгустком эмоций и воспоминаний, которые медленно варятся в бесконечном котле времени, отбрасывая сполохи картин прошлого на мольберт древесных нот. Кружка с обжигающим глинтвейном, щедро приправленным корицей, потрескивающие дрова в камине и висящее рядом со старыми рыцарскими латами охотничье ружьё, пахнущее лесом и вчерашней охотой. А разве нужно что-то ещё, чтобы предаться искушению встречи с минувшим?

вторник, 1 августа 2017 г.

Распродажа остатков во флаконах, или Помощь четвероногим 2.3.

В первый день последнего месяца лета объявляю очередную распродажу, часть дохода от которой пойдет на помощь бездомным собакам. Сегодня у нас на повестке 8 прекрасных ароматов в не менее прекрасных флаконах!








Hubert Maes Mille et une Histoire edp 23/50 - 4500 руб
Atkinsons Love in Idleness edp 38/100 - 4000 руб
Neela Vermeire Pichola edp 33/60 - 4900 руб
Alexandre J Zafeer Oud Vanille edp 37/100 - 3000 руб
Marly Oajan edp 53/125 - 6000 руб
Annick Goutal Quel Amour 21/50 - 2000 руб
Nicolai Vetiver edp 12/30 - 1800 руб продано
Frederic Malle Dans tes Bras edp 71/100 - 6900 руб продано



Отдельным лотом выступает абсолютно девственный, медово-амбровый и потрясающе стойкий Robert Piguet Oud edp 100/100 по цене 6500 руб продано

Доставка платная Почтой России - 350 руб, EMS в зависимости от пункта назначения. При одновременном заказе от 3-х флаконов доставка за мой счет. Заказы присылать на почту aromacasa@gmail.com.