воскресенье, 13 октября 2013 г.

Цитадель: Robert Piguet Casbah.




Когда тот или иной парфюмер обращается к ладанной тематике, то он всегда идет на определенный риск, ведь этот ингредиент не только очень узнаваем, но и еще весьма настойчив в своем желании подавить все остальные составляющие своим характерным ароматом. Он может перечеркнуть все попытки создать неповторимую композицию, написав свое имя краской из баллончика на стройной палитре остальных нот. Согласно народной молве его боятся даже черти, что уж остается говорить о простых смертных.

И все же работа в этом направлении привлекает многих, что, впрочем, совсем не удивительно. Аромат ладана очень интересен и красив своим величественным спокойствием, а если еще и воскресить в памяти исторический путь появления и использования этого благовония человечеством, то удержаться от соблазна приобщиться к практически вечному никак нельзя. Не смог отказать себе в этом удовольствии и один из известнейших парфюмерных нишевых брендов Robert Piguet.

Название аромата Casbah указывает нам абсолютно правильное направление ароматического вектора - ведь именно так арабы называли укрепленные замки и крепости, а, проще говоря, цитадели. И именно с аравийского полуострова приходит самый лучший и уже, к сожалению, самый редкий в мире ладан. Но нашим взорам суждено проследовать немного дальше, в сторону марокканских укреплений Танжера, поскольку как раз туда ведет нас роскошный ароматический шлейф композиции от Aurelien Guichard.

 В Casbah четко уловимы кожаные мотивы, принесшие славу и известность северу африканского континента. Не секрет, что именно оттуда пришли традиции и секреты мастерства, которыми так гордятся нынешние европейские кожевенники из Испании и Италии. До сих пор рынки городов Марокко изобилуют изделиями из кожи, а вокруг кварталов с дубильными мастерскими разносится запах, говорящий, что древнее ремесло все еще не потеряло здесь своей актуальности. 

Casbah преподносит немало интересного. Его перечно-ореховый, щедро приправленный ладаном шлейф обжигает не хуже сухого, царапающего колючим песком ветра, вызывая у оказавшихся впервые в его объятиях непреодолимое желание укрыться от всепроникающей способности заполнять собой любое свободное пространство вокруг и внутри вас. К нему нужно привыкнуть, постепенно открывая глаза и медленно вдыхая насыщенный непривычными запахами воздух, чтобы спустя некоторое время перестать ощущать себя чужаком в незнакомом, где-то даже враждебном мире, а в один прекрасный момент, расправив плечи, почувствовать себя частью этого удивительного места. 

Постепенно Casbah становится прохладнее, прижимаясь к земле, как остывающий с приближением темноты воздух и рассыпаясь созвездием оседающих в придорожной пыли табачных нот. От него веет дымом костров, вспыхивающих ворохом теплых ветиверных искр, уносящихся дружным роем в темноту арабской, полной восточной непредсказуемости и похожей на сказку ночи. Но даже под покровом черной, освещаемой лишь немигающим светом далеких звезд ночи, можно все еще явственно ощутить глубокое дыхание ладанных нот, резонирующих в неприступном молчании стен древнего города. 

Очень добротная и прекрасно сбалансированная, несмотря на сложность привязок работа. Любителям ладанных композиций не стоит медлить со знакомством.

Комментариев нет: